ЛокоИкона: Сергей Овчинников. Часть 2

Автор:


Комментировать
5

Сегодня свой 45 день рождения отмечает многолетний вратарь и лидер московского «Локомотива». Сергей Овчинников — одна из самых неоднозначных легенд нашего клуба в последние годы. Переход Босса в штаб ЦСКА многими болельщиками был воспринят как личная обида. С фанатского сектора исчез баннер: «Босс № 1 навсегда». Думается, дело здесь не только в уверенной игре Гильерме в воротах нашего клуба. Для многих Овчинников остается иконой «Локомотива». А кто может лучше всего рассказать о человеке? Правильно, он сам. Предлагаем окунуться в биографию самого харизматичного российского вратаря с помощью цитат из его книги «Искусственный офсайд. Босс всегда прав».


Португалия

В 1997 году Овчинников уезжает покорять Европу. Но, вопреки мнению большинства, Старый Свет не так уж и прельщал молодого российского вратаря:


Из «Локомотива» я вправе был уйти свободным агентом, но пошел навстречу клубу, заключил новый договор. И «Бенфика» была вынуждена за меня платить. Продали меня, кажется, за миллион двести тысяч долларов.


Целых пять лет я выступал в Португалии, хотя, как уже отмечал, человек домашний, и ностальгия по родине в те годы меня не покидала. Я очень люблю свою страну, и при любой возможности хотя бы на день или два прилетал в Россию. Соответственно, и мыслей задержаться в Европе на всю жизнь у меня никогда не было. Четко определил для себя, что в любом случае вернусь домой.



В «Бенфике» Сергею Овчинникову пришлось столкнуться не только с новым укладом и менталитетом:


Прежде конкурентную борьбу я никогда не проигрывал. А тут прошел целый год пока я смог выжить Прюдомма из ворот «Бенфики», догнать по уровню. Но бельгийцу к тому времени уже под 40 стукнуло. Было бы смешно, если бы я так и сидел под ним в запасе. Мишель – личность неординарная. Многому у него научился. Жаль, в молодости не было рядом человека, который мог на тренировках так же подсказывать.


Конкуренция не всегда была честной, иногда коллега Босса использовал запрещенные приемчики:


Когда Мишель сел на лавку, у меня прекратились товарищеские отношения и с ним и с его тренером. Бельгиец переживал, что какая – то русская шпана выбивает из состава лучшего вратаря мира, вел себя странно. Мог сесть на трибуну, вместо того чтобы помочь мне размяться. И я решил: не хотят со мной общаться, ну и не надо. Иной раз доходило до смешного. Случалось, Прюдомм не садился на общую скамейку, к началу матча в свитере шел на трибуну, демонстративно показывая, что вот, мол, он не играет. Ему все прощалось, капризничал, как – никак 40–летний ветеран.

Помимо «Бенфики» российский голкипер играл еще в « Алверке» и «Порту». Вот что вспоминает сам именинник о последнем португальском клубе в своей карьере:


Думал, что без поистине отцовской локомотивской заботы мне в Португалии придется туго. Но, к счастью, ошибся. В «Порту» доктора ставили для меня в туалет раздевалки бутылочку «Кока – колы», клали сигаретку с зажигалочкой.


А в 2002 году у Овчинникова появилась возможность вернуться домой.


Возвращение в Локомотив

За время отсутствия Овчинникова команда изменилась. Первоначально голкипер присматривался: свой ли? Но довольно быстро признал в новом «Локомотиве» свой старый дом:


Интереснее, счастливее года в моей карьере не было. На встрече с болельщиками перед началом сезона я сказал, что главная мечта моей жизни – выиграть с «Локо» звание чемпиона России. Потому что «Локомотив» для меня – гораздо больше, чем футбольная команда. Это мой второй дом. Лучшие годы моей жизни прошли в «Локомотиве» в окружении замечательных людей. А наша победа в чемпионате – не только футбольный, но, наверное, и мой жизненный пик.



А вот следующий год вышел довольно тяжелым:


Болезненным оказался для нас 2003 год, когда «Локомотив» остался без трофеев, а я пропустил 25 мячей в 25 матчах и схватил пятиматчевую дисквалификацию. Поразительно, что ни тогда, ни потом Юрий Палыч не попрекал меня этим. И он, и клуб своих игроков, наоборот, всегда защищали. Да, один на один Семин говорил много резких слов, но о том кроме нас с ним больше никто не знает.


Трофеев не завоевали, но яркие воспоминания того периода тоже есть:


Против «Интера», когда выиграли в октябре того же 2003 года на черкизовском стадионе 3:0, мы выглядели просто командой-машиной. Приходилось слышать, что, мол, «Интер» приехал к нам в гости не в порядке. Но и мы в период матчей с «Миланом» были не в порядке, но ни о каком снисхождении к «Локомотиву» тогда и речи не было. А «Интер» играл боевым составом, как он мог быть не в порядке?


Уже в следующем сезоне Сергей Овчинников взял отметку в 100 «сухих» матчей:


В 2004 году я сыграл на ноль сотый матч в чемпионате. Хотя в газетах и было что – то по поводу 99–го, после него я в трех матчах пропускал. Не придавал своим цифрам особого значения и забыл, что очередной «нулевой» для меня матч – юбилейный. А ближе к концу игры с «Крыльями Советов» Лось (Дмитрий Лоськов. – Прим. автора) крикнул: «Идешь на сотню, держись!»



Не заставило себя ждать и второе чемпионство:


Осенью 2004 года по пути в Ярославль на заключительный матч первенства с «Шинником», победа в котором обеспечивала «Локомотиву» второе чемпионское золото, мы посетили церковь. Не для того, чтобы выпросить себе расположение фортуны, а получить благословение. У нас тогда очень сильная команда была – удачу мы доставали сами. «Локо» в Ярославле выиграл и стал чемпионом.


А затем наступило тяжелое время. Для команды, болельщиков, игроков. Даже таких заслуженных и легендарных:


В 2005 году «Локомотив» по сравнению с 2002–м сильно обновился. Избежать смены поколений невозможно. И у меня во втором круге чемпионата–2005 начались неприятности, в мой адрес посыпались какие – то странные обвинения. Не мог понять, откуда ветер дует, но почувствовал, что от меня хотят избавиться. Было ощущение, что на команду надвигается каток, ломающий все прежние локомотивские устои с целью расчистить поле, чтобы все построить заново. Я тоже считал, что какие – то вещи надо менять, но зачем же рушить целое современное здание, выстроенное по замечательному проекту. На этой базе еще лет пять можно было штамповать медали, не вылезая из Лиги чемпионов.


Сборная России

За национальную команду Овчинников выступал с 1993 года вплоть до 2005. Тренеры менялись, менялось и позиционирование в сборной нашего вратаря. Например, при Олеге Романцеве Овчинников не считался игроком основного состава:


Два с половиной года сборную возглавлял Олег Романцев, и меня в ее составе не было. Хотя моя фамилия постоянно фигурировала в списке кандидатов, но честно признаюсь: приезжая в Тарасовку, я чувствовал себя словно на чужбине. Не знаю почему, но неуютно мне было там находиться. Может быть, из – за того, что это спартаковская база. Вообще – то я человек не депрессивный, мало что меня может выбить из колеи, и со всем могу совладать, но аура тарасовской базы меня угнетала. Главное же, я понимал всю ненужность своего там пребывания. Не то чтобы обижался, что меня не ставят – чего обижаться, если играют нормальные вратари, просто не мог взять в толк, зачем меня вызывают.



При Борисе Игнатьеве Овчинников стал основным вратарем собрной. С Романцевым же отношения голкипера не складывались и в дальнейшем:


Сказал Романцеву: «Олег Иванович, если вы меня берете, у вас никаких проблем не будет. Первым, вторым – без разницы. Я же с вами ездил на чемпионат Европы – и все было нормально». Он ответил: «Вот и я никаких проблем не вижу». Мы очень мило поговорили. Напоследок Романцев сказал: «Давай готовься!» Но объявляют состав – а меня в нем нет. Понятно, что по не футбольным причинам. Иногда я достаточно откровенно говорил о своем отношении к «Спартаку». Но разве «Спартак» и сборная – одно и то же? В моих словах не было ни оскорблений, ни унижений. Это – дела клубные, а противостояние, подогревающее интригу чемпионата, думаю, интересно и болельщикам, и специалистам. До сих пор считаю, что «Локомотив» и «Спартак» – непримиримые соперники...


Был и внутренний конфликт у Овчинникова связанный с национальной командой:


Считаю, что любому футболисту клуб ближе, чем сборная. И я себя в «Локомотиве», в Баковке чувствовал комфортнее, чем в сборной, независимо от того, где она готовилась к матчам – в Новогорске, Тарасовке или Бору. Родина в моем понимании не есть нечто необъятное, к чему нас приучали в советские времена, для меня родина – это семья, дом, клочок земли, на котором живешь и работаешь.


А на Евро-2004, куда наша команда отправилась под руководством Георгия Ярцева, произошел и вовсе один из самых досадных эпизодов для всех неравнодушных. Понятное дело, переживал его и сам участник — Сергей Овчинников:


16 июня 2004 года на последней минуте первого тайма матча чемпионата Европы с Португалией норвежский судья Терье Хауге посчитал, что я сыграл рукой за пределами штрафной, и удалил меня с поля. Даже португальские игроки пытались доказать арбитру, что все было в пределах правил, но своего решения он не изменил. Правда, позже, посмотрев видеозапись эпизода, Хауге извинился передо мной, но проигранный Россией матч уже переиграешь.



В 2005 главным тренером национальной команды был назначен Юрий Сёмин. Само собой, пошли пересуды :


Все почему – то считали, что в 2005 году, с приходом Семина в сборную, место в воротах главной команды страны мне будет обеспечено. Но надо знать Юрия Павловича, человеческие и профессиональные отношения с игроком для него вещи разные. Мы с ним откровенно поговорили, и я сам высказал мнение, что Акинфеев находится в прекрасной форме. Не стоит отодвигать его на вторые роли. При этом Семин прекрасно знал, что в любом случае ныть в роли запасного я не стану, а только помогу ему в работе.


Завершение карьеры

В конце 2005 Овчинников покинул «Локо». Перейдя в московское «Динамо», которое тренировал Юрий Сёмин. Решение далось Боссу очень тяжело:


Я провел в «Локомотиве» до и после Португалии в общей сложности 11 сезонов, отдал ему все – душу, здоровье, профессиональные навыки. Потом уже жалел, что в конце 2005–го покинул «Локо», наверное, была возможность остаться. Контракт заканчивался, дважды наш президент Валерий Филатов назначал мне встречу, но оба раза по дороге в клуб следовал звонок и сообщение, что принять он не может. 


Мне тяжело было расставаться с родным коллективом, и Семин перед подписанием контракта с «Динамо» настаивал, чтобы я еще раз все обдумал. Но мне ведь никто ничего в «Локомотиве» не предлагал. Хотя ждал я долго. Считаю, что имел право хотя бы на разговор. В какой – то момент все взвесил и понял, что я там не нужен.


В свое время я отговорил от перехода в «Динамо» Вадика Евсеева, убеждал его, что из «Локомотива» уходить нельзя, что эта команда – навсегда, что он многое потеряет, если уйдет. А получилось так, что его отговорил, а сам ушел. Да всех я тогда отговаривал. И Игнашевича тоже. Потом мне припомнили: «Молодец, нас просил остаться, а сам ушел». Но как лидер команды я только так и мог поступать.


 


А потом состоялась очная встреча «Локомотива» и «Динамо» в Черкизово. Железнодорожники победили своего «создателя» и многолетнего лидера. А вот что переживал в тот день Сергей Овчинников:


Очень симпатизировал «Локомотиву» и желал ему победы в чемпионате. Напрасно я вышел против «Локо» в Черкизове, не смог справиться с эмоциями, не знал, кому желать проигрыша, а кому победы – такое вот раздвоение личности испытывал. Конечно, это непрофессионально, зато по – человечески.


А 25 июля 2006 года состоялся последний матч в карьере Овчинникова-вратаря:


На 77–й минуте встречи с «Москвой» при счете 1:0 в пользу соперника судья на линии показал флажком на угловую отметку, хотя все видели, что мяч ушел от игрока «горожан». На правах капитана спросил у бокового арбитра, почему он назначил угловой. Да, в резкой форме, но я никого не унижал, матом не ругался. Вратарь должен быть агрессивным. Кричать, командовать, бороться за своих. Иногда это даже часть имиджа. Специально так делаешь, чтобы оказать давление на судью, вывести из равновесия противника. И не надо думать, что в жизни я такой же, как на поле. В игре бесит бесправие.



Масла в огонь добавила перепалка с журналистом, которую показали на федеральном канале. До сих пор можно найти в сети этот ролик:


На выходе из – под трибуны еще один журналист привязался: «Зачем капитанскую повязку выкинули?» А у меня и в мыслях этого не было. Отвечаю: «Не надо про повязку, а то завтра навешают еще больше». Он опять эту тему заводит. Я говорю: «Давай не будем – завтра меня и так съедят. И журналисты, и руководство». А он опять за свое: «И все – таки вы бросали повязку или нет?» Тут я уже не выдержал: «Еще раз спросишь – в лоб тебе дам!» На эмоциях сказал, повернулся, пошел к машине и даже не видел, что нас в тот момент телевидение снимало. Это потом мне уже знакомые позвонили, рассказали. Сразу понял – раздуют! Похоже, он изначально держал в уме такой вариант – за мой счет пропиариться, приезжал даже на заседание дисциплинарного комитета, извинений ждал. Я же спросил его: «Все – таки хочешь в лоб?» Это он должен был извиняться. Кстати, его потом уволили.



А потом была отставка Сёмина, в которой Овчинников считает себя частично виновным, длительная дисквалификация и планомерное выдавливание из профессионального футбола:


Однажды я, как обычно, приехал на утреннюю тренировку. На пороге новогорской базы встретил администратора команды Дмитрия Балашова, который, как оказалось, специально поджидал меня. «Зайди к Кобелеву, – говорит, – есть разговор». Я сразу понял предмет предстоящей беседы.


«Сереж, извини, я ничего не смог сделать, – торопился тренер объявить мне решение, и видно было, что каждая фраза дается ему с трудом. – Мы выставляем тебя на трансфер. Не задавай никаких вопросов, ответов у меня все равно нет. Такое решение принято на совете директоров». 


Так завершилась карьера Овчинникова-футболиста:


Предложения после «Динамо» мне были – из донецкого «Шахтера», австрийского «Ред Булл», других иностранных и нескольких клубов российского первого дивизиона, некоторые в финансовом плане достаточно привлекательные. Причем многого не требовали – чтобы выходил на поле, своим именем привлекал зрителей на трибуны. Но меня роль свадебного генерала не устраивала ни за какие деньги, лучше уж было покончить с вратарской карьерой. Хотелось завершить ее в «Локомотиве». Но получилось по – другому...


5

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.