Дмитрий Лоськов: Мы росли вместе с болельщиками

Автор:


Комментировать
9

Этот сезон для Дмитрия Лоськова  — особенный. Он начинающий тренер и опытнейший футболист в одном лице. Нет ничего удивительного в том, что в интервью «Нашему «Локо» Дмитрий Вячеславович говорит о новых открытиях, которые он сделал для себя в футболе.


В ПРЕДСТОЯЩЕМ МАТЧЕ С «ОРЕНБУРГОМ» МЫ ЖДЕМ ЛЕГЕНДУ НА ПОЛЕ!

Майка с 10-м номером (с необходимыми нанесениями, готовая к использованию) в «Локомотиве» существует. Её видели несколько человек, отвечающих за форму и порядок в раздевалке. Заявка Дмитрия Лоськова в качестве футболиста обговаривалась соответствующим образом, и все мы знаем: десятый номер будет вызван на поле тогда, когда главный тренер посчитает, что подходящий момент наступил.


К примеру, за финалом Кубка России в Сочи Лоськов наблюдал из ложи VIP: в заявку на игру он включен не был, при этом получил задание по аналитической части. И это новый опыт в футбольной карьере Лоськова, перепахавшего столько полей…



— Сверху рисунок игры хорошо понятен, как на ладони. И эмоции на трибуне более сдержанные, — рассуждает Лоськов. — На тренерской скамейке – совсем другое: борьба совсем рядом, эмоции иной раз зашкаливают. Не во всех нюансах сразу разберешься.


— Принято считать, что тренер на бровке всё видит насквозь и вправе сходу делать выводы.   


— Не буду спорить. Раньше мне тоже казалось: всё вижу, всё понятно. Но теперь иной раз хочется взять паузу: пересмотреть запись матча, обдумать выводы. Почему получилось так, а не иначе. Тренеру, который получил задание разобрать матч, не следует эмоционально реагировать на ключевые моменты. Надо смотреть глубже.


— Интересно, что вы чувствовали до, во время и после финала Кубка.


— До игры – волнение. Во время — напряжение. После – большую радость. Действительно, трогательный момент для меня. Но это не те ощущения, когда ты – футболист, отдал в битве все силы, и тут же тебе достается трофей. Помню, в 2002-м с Палычем пустили слезу у всех на виду. Это от безумной радости, после физической и эмоциональной перегрузки, всё вместе. Кубки не приедаются, нет. Но в Сочи я был, скажем так, уравновешенный.  


— Зато Юрий Михайлович Батуренко от души прослезился.


— Для него это первый трофей. Человек долго ждал. Можно понять.



— Что было ночью после празднований? В какой-то момент Юрий Павлович дал указание: «Команда должна остаться наедине со мной». Даже фотографировать не разрешил.


— И правильно. Четыре утра, хватит уже фотографировать. Из аэропорта мы отправились на базу. Это нерушимая традиция: после победы кубок должен быть доставлен в Баковку. Там-то Палыч, собрав футболистов у трофея, сказал несколько слов. Они были адресованы только ребятам. Выпили по бокалу шампанского и разъехались.


— Вы можете в красках описать, как зарождалась эта традиция в 1990-х.


— Побеждаем. Награждение. Начинаем праздновать в раздевалке. Но у Валерия Николаевича Филатова уже готова целая программа. Он отправляет всех в автобус, который доставляет футболистов в ресторан «Россия». Там отмечаем как большая семья – с женами и детьми. Но и это не все. Ночевать едем все вместе — на базу, с кубком, конечно. На следующий день – баня, тренировка, восстановление.



— Вы входите в тренерский совет «Локомотива». Чего ждет от вас Юрий Павлович?  


— Отчетов, соображений, мнений… Палыч выслушивает, окончательное решение по тому или иному вопросу остается за ним. Совещания проводятся за час-полтора до тренировок. Как правило, направленность тренировок известна заблаговременно. Вообще, эти девять месяцев в тренерском штабе многое открыли для меня в футбольном деле.


— Одно дело – занятия в ВШТ, совсем другое – ежедневная практика. 


— Совершенно верно. Практику ничем не заменишь. Не имея практического опыта, я пошел учиться на категорию «А». Приходил на занятия в ВШТ и чувствовал себя… не в своей тарелке.


— Так волновались?


— Особенно, когда к доске вызывали (Смеется). Или на зачетах. Поначалу не только формулировки и термины из головы вылетали, но даже элементарные слова. Мои однокурсники уже имели опыт работы ассистентами, им было заметно легче. Сейчас я вполне освоился — во многом благодаря опыту в штабе «Локомотива». Тренерское дело – понятное и интересное. Хочется постигать еще и еще. Подумываю о том, чтобы пойти на категорию PRO.



— В российском футболе хватает талантливой молодежи, но на высший уровень выходят единицы, и те без «фишек». Не хватает по-настоящему ярких индивидуальностей. В чем тут дело? 


— Мое мнение – в какой-то момент развитие детско-юношеского футбола пошло не по тому пути. Пожалуй, не все возможности используются. До определенного возраста не следует требовать первые места с ребят. Для 12-13-летних футболистов важна внутренняя свобода. Чтобы не боялись креативить. Не надо делать акцент на результате. Кстати, о нашей Академии. Считаю, что наши выпускники – Миранчуки, Баринов, Жемалетдинов и другие, — выросли в правильной обстановке. Они побеждали по своему возрасту, но за результат не было жесткого спроса.   


Поддержка школ в регионах – это особенно важно. В 15-летнем возрасте у меня, парня из Кургана, было несколько предложений от футбольных интернатов: ФШМ, Волгоград, Ставрополь, Ростов-на-Дону. Выбор пал на последний вариант. Мама переживала, что я далеко уезжаю. Но впоследствии никто не пожалел из-за моего отъезда в интернат. У нас был отличный тренер, и начались соревнования с разъездами. Везде было много молодежи, и затем в командах мастеров высокая конкуренция.     


— Это в интернате вас научили видеть затылком и не глядя раздавать точные передачи?


— Все просто: ты стараешься принять решение до получения мяча, а не во время владения им. Получаешь мяч – имей два предложения продолжить атаку. Знай возможности и особенности своих партнеров: ударная нога, рывок… Еще условие – партнеры по команде должны быть единомышленниками. Вот тогда игра складывается. 


— Многие воспитанники увлечены футбольными симуляторами. Не во вред ли?


— Школьниками мы узнавали о новостях футбола из газет и журналов. «Футбольное обозрение» смотрели. Сегодня нужную информацию дети находят во время игры в приставку. Там актуальная и полезная информация о футболе. Сын Гриша мне недавно рассказывал о разных европейских игроках: называл их данные, трансферную стоимость, кто куда перешел в последнее окно, и так далее. Я удивился: «Да ты побольше меня знаешь». 


Гриша состоит в киберкоманде. Ребята активно общаются, играют. Увлеченность большая. Но прежде чем сын начнет играть, он должен провести тренировку и сделать уроки.       



— На свой последний официальный матч в качестве игрока Дмитрий Лоськов выйдет только по решению главного тренера. Устраивает такая формулировка?


— Только так. Сам хотел выйти именно в официальном матче. Поэтому и решение за главным тренером.


— Каким вы видите этот матч?


— Я здравомыслящий человек и понимаю, что мой возможный выход на поле – действо на несколько минут. Скорее, это дань уважения. Не только ко мне, но и с моей стороны. Мне тоже хочется поблагодарить клуб, тренера и болельщиков — за поддержку.      


— Вы присоединялись к тренировкам с командой и проводили индивидуальные занятия с тренером по физподготовке Сергеем Алексеевым. Каковы ощущения, прибавили?


— Форма стала лучше. Если требуется дополнить двусторонку – присоединяюсь. Закрывают на базе – иду в «тренажерку». И Олег Пашинин, кстати, всегда занимается. Свободного времени стало значительно меньше. Раньше три раза в неделю играл в хоккей, а теперь не более двух.     



— Легко ли нашелся язык с партнерами на поле?


— Со многими я играл. Тут почти полкоманды. Условно говоря, Майкону я отдаю передачу так, как делал это пять-шесть лет тому назад. Не покидает ощущение: я не забыл команду как игрок, в то же время узнал как тренер.


— Вы наверняка помните 43-летнего Анатолия Давыдова в составе «Зенита».


— Отчетливо. Он играл флангового защитника. При этом выходил в стартовом составе вместе со своим сыном. Давыдов-старший выглядел очень прилично. При всем к нему уважении в нынешней премьер-лиге он бы так не смог. Футбол изменился. Интенсивность, скорости стали на порядок выше.


А еще помню Владимира Тумаева, играющего президента из Ижевска. Регулярно выходил на замену, и так почти до шестидесяти лет. Так что до рекордов мне далеко. Да и не гонюсь я за ними.  


— В чем тогда мотивация?


— Повторюсь: моя мотивация – радовать болельщиков и иметь повод порадоваться вместе с ними. Это особая история. Мы росли вместе с ними. Когда я пришел в «Локо», на трибунах было пустовато. В дни матчей на стадионе маршировали солдаты, играл оркестр… По местам рассаживались мужики, расстилали газетки, а на них угощения… Но прошло всего несколько лет, и все изменилось. Появился крепкий кулак болельщиков. Нас ждал славный путь. Вместе нам всё было по силам.             


У меня дома есть специальное место — для трофеев спортивных и охотничьих. Гости приходят и любуются — на медали, грамоты. И на призы от болельщиков («Стальной рельс», «Человек и Паровоз» — Прим.). Я всегда поясняю: это не за высокие места, это в знак уважения. 


www.fclm.ru/ru/publications/news/15429

9

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.